На пути к аппелласьонам

29.10.2012


Российские виноделы вводят собственные стандарты качества в условиях отсутствия его госрегулирования. На этикетках урожая - 2012 могут появиться географические зоны, и это является первым серьёзным шагом к формированию системы аппелласьонов. Тем не менее, закон о виноградарстве и виноделии в стране принимать не собираются.

На добровольные меры по ужесточению контроля качества российских вин пошли участники Союза виноградарей и виноделов России (СВВР), собравшиеся на ежегодном открытом собрании на винодельне Абрау-Дюрсо под Новороссийском. 

Председательствовал бывший гендиректор этого хозяйства Борис Титов, являющийся также уполномоченным при Президенте по делам предпринимателей. Речь идет об инициируемой снизу конкретизации существующего в нашей стране понятия «вино географического наименования», введенного в качестве поправки к ГОСТу 52523-2006 «Вина столовые и виноматериалы столовые» с 1 января 2008 года.

Теперь вина и коньяки, произведенные из винограда, выращенного в географических границах региона и там же бутилированные, соответствующие требованиям Национальных стандартов и Техрегламента Таможенного союза, получат право носить на этикетках названия регионов происхождения. Это «Кубань» для Краснодарского края, «Долина Дона» для Ростовской области, «Ставрополь» для Ставропольского края и «Дагестан», соответственно, для одноименной республики. Решение озвучено в официальном документе СВВР, распространенном среди участников заседания и принятого после некоторых прений. Единственный винный регион, не затронутый классификацией, известен специалистам как «Долина Терека», он занимает территории Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Чечни: однако здесь после 1990-х годов уцелело совсем незначительное количество хозяйств.


По сути дела, в России впервые конкретизируется понятие аппелласьонов, или «вин, контролируемых по происхождению»: появившееся во Франции в 1930-х годах, оно было скопировано всеми ведущими винными странами. Последними эту систему переняли Австрия (2003) и Грузия (2006). Смысл прост: вино производится из винограда определенной местности под контролем организаций виноделов и государства. В Грузии аппелласьонов 18, в России на данный момент 4, впрочем, все может измениться.


«Это только первый шаг в долгой дороге становления качества российских вин, - комментирует решение президент СВВР Леонид Попович. «Для начала определим, что те или иные вина действительно происходят из определенных регионов без использования импортных виноматериалов. Это поможет потребителю разбираться в российском вине, повысит его общий уровень и имидж. Следующий шаг – введение микрозон, контролируемых наименований, где будут четко обозначены и сорта, и почвы, и приемы виноградарства».

Тогда уже нынешние географические наименования станут более низкой ступенькой международной аппелласьонной системы. В самом низу ее стоят вина столовые, произведенные из винограда, выращенного в разных частях страны, потом вина местные: французские vin de pays и сегодняшние общеевропейские IGP из разных виноградников и деревушек какого-либо региона. К таким-то и будут отнесены по факту вина с обозначением «Кубань» или «Ставрополье». Высшим уровнем тут вполне могут стать вина более мелких географических зон, например, Тамани, Анапы, Геленджика: но об их появлении пока только говорят. Да и обозначение на этикетках местных, региональных вин СВВР не имеет права навязывать своим членам: это прерогатива государства, уточняет Леонид Попович. Вся надежда на самих производителей, на ведущие хозяйства регионов, примеру которых последуют остальные. Конечно, контроль государства здесь не только не помешал бы, но и был бы необходим: действительно, какие у Союза виноделов и виноградарей, добровольной, некоммерческой организации, могут быть механизмы контроля качества? В той же Грузии проектом 18 аппелласьонов занимался Минсельхоз.

О российских винах говорят все чаще, их пробуют и оценивают на выставках в Лондоне, Франкфурте. В нашей стране интересно проявляют себя европейские сорта винограда, есть и перспективные местные, климат нашего Юга похож на южнофранцузский, а непрерывная история виноделия на Северном Кавказе насчитывает минимум 2000 лет. Единственный упрек, который ставят российскому вину отечественные и зарубежные эксперты – оно никак не регулируется государством, и слово «крю» или «шато» на этикетке вовсе не говорят вам, что перед вами вино с отдельного терруара, уникального виноградника.

Съезд в Абрау-Дюрсо показал достаточно высокий уровень российского вина: в этом убежден Николай Пинчук, председатель Саморегулируемой организации «Виноградари и виноделы». «Производители обмениваются мнениями, обсуждают вина друг друга, среди участников – известные журналисты, эксперты, критики». Однако главного: участия государства в процессе, виноделы так и не дождались. Самый главный гость, депутат ГД Виктор Звагельский, автор большинства «алкогольных» законопроектов последних лет, открыто заявил, что принятие отдельного закона «О виноградарстве и вине» не планируется. Виноделие остается под Федеральным законом № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», действующем, с некоторыми поправками, с 1995 года. Согласно ему, вино даже не обязательно является продуктом брожения виноградного сока. А ряд других законов, функционирующих в нашей стране, делают чрезвычайно трудной саму процедуру получения виноделами лицензии на производство и оборот своей продукции. Это не говоря о том, что виноделие является куда более затратным делом, чем пивоварение и тем более производство водки.


«Закон о виноградарстве и виноделии нужен не нам, а государству. – возмущается Николай Пинчук. «Ведь, если его не будет, большая доля вин с наименованием «российские» останется фальсификатами. Виноградарство просто нерентабельно в нынешних условиях, когда закон разрешает делать вина без собственных виноградников, импортировать низкокачественные виноматериалы из зарубежья и никак не делит категории хозяйств полного цикла и разливочных цехов. Вот в нынешнем году урожайность упала на 30-40%: немногие захотят отказаться от своей доли рынка, соблазн перейти на импортное сусло велик. Увы, нынешняя ситуация напоминает антиалкогольную компанию 1985 года, едва не уничтожившую наше виноградарство и заставившую народ пить всякое непотребство», - заключает он.


На нынешний момент большинство успешных российских виноделен – проекты состоятельных людей, для которых этот род занятий является хобби. Или же это небольшие семейные, или, как модно говорить сегодня, «гаражные» хозяйства, реализующие свои вина туристам и знакомым в противоречие всем федеральным законам. Стоит ли говорить при этом, что именно на семейных винодельнях держится львиная доля качественного производства в западных странах.


Ранее, 26 сентября, в том же Абрау-Дюрсо прошла встреча виноделов Кубани с губернатором Ткачевым. «Проблема еще и в том, что вина у нас считают алкоголем, хотя во всем мире они – сельхозпродукт. Думаю, скоро добьемся этого и в России. - заявил тогда в своем Twitter https://twitter.com/antkachev губернатор. Парадоксом встречи был тот факт, что количество приглашенных «нелегальных» семейных виноделов-«гаражистов» равнялось, числу «официальных» имеющих лицензии виноделен, если не превышало его.


«Чувствуется переломная ситуация. Рынок бурлит, валом идут новые игроки – рассказывает участник встречи «гаражист» Андрей Куличков. «И власть понимает, что больше половины народа в зале делает вино безо всяких лицензий, марок и т.д. и при этом не забирает всех в кутузку, а зовет на совещания».


Нам, наверное, и не нужно помогать, лишь бы не мешали, - вторят ему Николай Пинчук и десятки виноделов Кубани, Дона и Ставрополья, готовые сами, по примеру французских коллег в 1930-х годах, сесть за стол переговоров и установить для себя эталоны качества.