Закрытие винзаводов

12.03.2013


Внутренний Онищенко


Происходящее сегодня на российском винном рынке выглядит как «зачистка» базового сегмента. Одним ударом были фактически ликвидированы крупнейшие винные заводы Кубани, выпускавшие свою продукцию в популярных у простого народа пакетах bag-in-box.


На этом фоне массовые российские производителей разводят руками в попытках ответить на вопрос, кто же придет на их место. А производители среднего сегмента тайно опасаются конкуренции со стороны возвращенных на наш рынок грузинских вин, особенно на фоне созданной для них в СМИ пиар-кампании.


Реклама и антиреклама


11 марта к президенту В. Путину обратилось руководство Федеральной программы «Гарантия Качества Росглаввино», созданной в августе 2012. Как водится в подобных случаях, открытое обращение к президенту – последняя попытка «достучаться до небес», когда другие способы диалога с властью уже были исчерпаны. Президенту напомнили его же слова, произнесенные не так давно на Совете законодателей: «Законопроект, связанный с развитием виноградарства и виноделия, я уже отдал на экспертизу, уже первую реакцию получил. Очень много замечаний по нему, но все равно я считаю, что тоже важно и тоже нужно делать».


Как отмечает портал Drinktime, в письме признается, что у российского виноделия есть ряд острых проблем, в частности, с качеством алкогольной продукции, представленной на рынке под маркировкой «вино» и «игристое вино». Однако вместе с негативными примерами в современной истории российского виноградарства и виноделия присутствуют и настоящие победы. В качестве примеров грамотной, цивилизованной работы на рынке в письме приводится деятельность «Кубань-Вино», «Абрау-Дюрсо», «Милльстрим. Черноморские вина».


Руководитель ФП «Росглаввино» Дмитрий Отряскин комментирует ситуацию: «Вышедшие в 2012-2103 году не объективные сюжеты ряда национальных телеканалов подрывают доверие ко всему российскому виноградарству и виноделию, что крайне опасно в период вступления России в ВТО и создает преференции для зарубежных производителей». Эти слова пересекаются с мнением президента Союза виноградарей и виноделов России Леонида Поповича по поводу возвращающихся на рынок грузинских вин. «Российские СМИ сделали бесплатно такую рекламу грузинскому вину, какую никогда не делали российским винам», — заявил он газете «Новые Известия».


Однако нельзя не признать, что наличие на рынке дешевых и некачественных российских вин, о которых и шла речь в сюжетах на национальных каналах, ударяет по имиджу российского виноделия в целом, добавляя лишние к аргументы к народному прозванию большинства российских вин «порошковыми». Возможно, на фоне возвращения тех же грузинских вин, в нашем государстве включился свой «внутренний Онищенко»: ведь, помимо чисто политических резонов, причины запретить подавляющее большинство грузинских вин за недостатки качества в 2006 году действительно были. Есть они и в отношении российских производителей.


Удар по винзаводам


Еще в начале года Росалкогольрегулирование дало понять, что 70% проверенной винодельческой продукции Краснодарского края оказалось фальсификатом и суррогатом. В 51% отобранных образцов обнаружены токсичные примеси и непищевой спирт, 24% продукции были разбавлены водой. Теперь претензии ведомства к предприятиям Кубани конкретизировались.


5 марта портал РБК  сообщил в материале Дениса Пузырева, что прекратили работу сразу 4 винных завода Краснодарского края, выпускавшие на рынок до 20% объемов всего вина, производимого под логотипом «Сделано в России». Речь идет о РПК «Славянский», ООО «Долина» и ППК «Северский», а также обанкротившемся еще в ноябре 2012 года РПК «Красноармейский». Они выпускали в год около 7,34 млн дал вина в ценовом сегменте до 100 рублей за литр. Не пытайтесь найти эти хозяйства в каталоге нашего портала Rusvina.ru, в котором находится место только винодельням с собственными виноградниками. Заявленный ценовой сегмент при сложившейся экономической конъюнктуре и налогово-акцизной политике подразумевал бы либо работу себе в убыток, либо производство откровенно фальсифицированной продукции.


Будем надеяться, что именно этими соображениями руководствовалось и Росалкогольрегулирование, нашедшее нарушения качества в 100% образцов продукции ППК «Северский», 83% образцов ООО «Долина» и 74% образцов РПК «Славянский». Вина содержали токсичные примеси, ароматизаторы и были банально разбавлены водой. РАР заявило, что готовятся документы для аннулирования лицензий у предприятий через суд. РБК подсказывает, какие предприятия могут быть следующими: это крупнейшие в России адыгейский ТД «Виктория» с объемом 3,05 млн. дал и Минераловодский завод виноградных вин (Ставропольский край) — 2,5 млн. дал.


В то же время за своих производителей вступилось руководство Краснодарского края: потери для отрасли существенны, да и еще в декабре прошлого года многие из оскандалившихся производителей были представлены на краснодарском фестивале «Вина Кубани».


Руководитель управления по виноградарству, винодельческой промышленности и садоводству Краснодарского края Олег Толмачев обратился к РАР с просьбой до установления легитимности выданных ранее лицензий позволить предприятиям продолжить работу. Особенно настаивает краевое правительство не принимать жестких мер к винодельческим хозяйствам, имеющим собственные виноградники и являющимся градообразующими в своих сельских поселениях. Намерены отстаивать свои права и сами закрываемые предприятия.


Очистка имиджа


Пока экспертам остается лишь гадать, является ли данная акция РАР частью новой политики в отношении российского вина. Вино ценой за 100 рублей уйдет с наших полок очень скоро — с этим согласны почти все. Что придет взамен: дешевый импорт или продукция таких же винзаводов, но расквартированных по счастливой случайности в Москве и Петербурге? Будут явно раздаваться и вздохи на тему того, что же останется потребителям нижнего ценового сегмента. Но не проще ли признать: да, вино за 100 рублей в России — нонсенс, если уплачены все налоги и акцизы, а главное, если выращен, собран и винифицирован настоящий виноград. Впрочем, нонсенс и водка по 30 рублей, производимая в соседних с Кубанью республиках Северного Кавказа…


Сдержан пока в своих комментариях глава Союза виноградарей и виноделов Леонид Попович. «Эти предприятия были пойманы за руку при производстве действительно плохой продукции, которую я не могу назвать вином», — заявил он тому же РБК daily. Если речь идет именно о контроле качества, то нам, вслед за разумными виноделами Грузии, останется лишь поблагодарить своего «внутреннего Онищенко» за столь суровый подход. Как только российское вино будет избавлено от имиджа «порошкового», лучше от этого станет всем нам. Грубо говоря, лучше, чтобы в южных регионах России делали совсем немного вина, точнее, ровно столько, сколько дают официальные 60 тыс га виноградников (это чуть больше, чем площади 8-миллионной Австрии, правда, и на Кубани всего 5 млн жителей). Но тогда вино это будет честным. Еще лучше будет, если РАР действительно заставит виноделов декларировать сбор винограда: во всяком случае, в бурлении страстей вокруг этого вопроса сразу выявятся, скажем так, заинтересованные стороны.


Ну а потребитель, готовый покупать вино именно в пакете и именно не дороже 100 рублей — не лучшая реклама российским производителям, так что пусть уж его запросы будут удовлетворять винзаводы лежащие, как минимум, за чертой винодельческих провинций.


Дмитрий Ковалёв