Опять двойка

02.08.2013

Ф. Решетников. Опять двойка.jpgО системе оценок российских вин

Воскресло лет 7 назад российское виноделие — народились винная журналистика, туризм, а за ними и критика подтянулась. Появился первый гид по российским винам Артура Саркисяна, доступны в сети винные рейтинги Дениса Руденко и некоторых других знатоков. В этой связи возникла закономерная мысль: по какой системе координат оценивать российские вина.


У нас в стране сколько критиков, столько и оценок. 20-балльной системы придерживаются и Денис Руденко, и Биссо Атанасов. Эта система принята в британской и французской критике, и британская винная королева Дженсис Робинсон достаточно прозрачно объяснила, как система работает. Артур Саркисян придерживается американской 100-балльной (она же принята за основу OIV, Международной организацией виноградарства и виноделия). Артур в своей системе строг, следуя авторитетам выдающихся американских критиков Роберта Паркера и Джеймса Саклинга: только 3 вина в его гиде на 2013 год получили 90+, высшая оценка — 92 балла, "проходными" были 75 баллов, вина с оценками ниже Артур в гид не включил (всего в нем 52 российских вина). В этом разрезе интересен авторитет Джеймса Саклинга. Тот, уйдя после 18 лет работы из журнала Wine Spectator, на своем сайте jamessuckling.com не оценивает вина ниже 90 баллов, мотивируя это тем, что в мире немало хороших вин, чтобы описывать еще и плохие.


Саклинг и является человеком, который раскрыл мне в свое время глаза на природу винных оценок. В 2009 году он рассказал мне в интервью Simple Wine News:


— Кто впервые применил 100-балльную шкалу, Паркер или Wine Spectator?

— Паркер, в 1975 году. В 100-балльной шкале нет ничего необычного: это система оценок в американских школах.

— Она универсальна?

— Американцы привычны к 100-балльной шкале, французы — к 20-балльной, как у них в школах.


Итак, все мы родом из детства. Такой подход сразу отметает казусы, которые попадаются порой на дегустаторском пути.


Одна французская участница жюри краснодарского конкурса "Южная Россия" (100-балльная система) потрясла организаторов тем, что раздала половине образцов по 50-60 баллов. По американской системе такая оценка дается напитку с таким набором дефектов, что его невозможно даже взять в рот. А вот по французской "эквивалент", который мог привидеться ей в числе 11-12 баллов из 20 — вполне еще проходящая оценка, что-то вроде нашей твердой "тройки".


... а Саклинг не оценивает вин меньше 90 баллов и не интересуется российским виноделием..jpg

Да, именно Роберт Паркер возвел американскую школьную систему оценок во главу угла. Она удачна: 100 баллов как 100 процентов. Но понять и принять ее сразу непросто. Ничего необычного: все дело в школьно-вузовской привычке. Паренек из Мэрилэнда (привет Паркеру) интуитивно понимает разницу между 86 и 88 баллов в той же степени, как паренек из Бордо — разницу между 14-ю и 15-ю, а выпускник средней школы хутора Садовый — разницу между "пятеркой с минусом" и "четверкой с плюсом".


Так почему бы нам не взять на вооружение нашу пятибалльную (хотя она куда сложнее, чем кажется на первый взгляд).


Ведь, и это очень забавно, российская школа, во всяком случае, в неаттестационных баллах, работает по фактически восьмибалльной системе: 1, 2, 3-, 3+, 4-, 4+, 5-, 5+ (правда, где оценка "1" зовется "кол" и ставится в дневнике размашистым почерком с требованием явиться в школу с родителями). Ну а вузы и вовсе остановились на четырехбалльной системе. Это знакомые всем "неуд.", "удовл.", "хор." и заветная "отл." без всяких там плюсов и минусов, сулящая обладателю каникулы без головной боли и красный диплом в перспективе. А есть еще одна отечественная вузовская система — "зачет" и "незачет". Вот она, квинтессенция винного вкуса: вино мне нравится или вино мне не нравится, плюс и минус. Двоичный код.


Разве скажешь больше, когда "низачот" получают очень и очень многие российские вина, и лишь малый процент достоин проходного балла. Как не вспомнить шуточную классификацию вин Российской ассоциации сомелье в изложении Сандро Хатиашвили: "кисляк", "вышак", "с пивом потянет"....


Да, есть в нашей кондовой системе оценок немало практического смысла применительно к нынешней ситуации. И дело даже не в том, "чтоб истребил Господь нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья". Вон у нас и есть уже 100-балльная система ЕГЭ со "стобалльниками", порой с трудом изъясняющимися по-русски. А многие страны СНГ, дабы расстаться "с проклятым прошлым" ввели десятибалльную школьную систему (у украинцев все 12). Просто российское вино столь пока еще далеко до совершенства, что перегружать его восприятие нюансами "85 баллов с потенциалом на 86" вряд ли стоит. Ну и общепринятую систему координат, которая поможет донести до потребителя то, что вы хотели сказать о качестве российского вина, нельзя сбрасывать со счетов.


Вот и Саклинг утверждает: "...оценки для вина нужны. Представьте, мы описываем вино: вы пишете «малина», я пишу «вишня», кто-то добавит «яблоко» или «дыня». Где здесь слово о качестве? А когда речь идет о баллах, это более чем ясно. Вы видите 95 — и все понятно. Конечно, мои 95 могут быть вашими 93. Но разница в оценке не такая большая, как разница в субъективных описаниях вкусовых оттенков. Одни могут читать мои обзоры и говорить «Джеймс прав!», другие – «Что за глупость он пишет!» Да пожалуйста! Главное, что систему никто не отменит".


Итак, резюмирую несомненные преимущества национальной пятибалльной (или "доработанной" восьмибалльной) системы оценок:


· простота для российского потребителя, привыкшего к этой системе с детства;

· схожесть с системой пяти звезд, принятой в отельном бизнесе;

· возможность четко донести уровень качества вина, оставив нюансы для дегустационной заметки;

· возможность добавлять школьные "плюсы" и минусы" — либо через 1/2 балла, либо через полуокрашенную звезду.


Две звёздочки, три звёздочки, четыре звёздочки… Лучше всего, конечно, пять звёздочек!.png

Наконец, в пятибалльной "винной" системе может быть одно несомненное преимущество перед школьной. У вина звезд может не быть вообще — как не бывает ни одной звезды у койко-места на советском курорте, в то время как даже одна звезда даст заведению право именоваться "отелем". Да, вину можно вовсе не ставить звезд— и тогда оно не получит проходного балла, останется с "незачетом", вроде меньше 90 "по Саклингу". А вот одна звезда из пяти дает ему право хотя бы именоваться каким-никаким вином, ну а две звезды в разрезе современного российского виноделия и вовсе едва ли не знак качества...


Опасно остаться в одиночестве и споткнуться о вечное "у России свой особый путь"? Нет, пятизвездную систему применяют многие иностранные критики, а пятибалльная школьная существует, например, в Австрии. Наиболее известные "пятибалльники":


· Британский журнал Decanter с системой пяти звезд: она была основной исторически, сейчас применяется для Decanter Wine Awards.


· Итальянский Duemilavini ("2000 вин") — оценка 5 гроздьев как лучшая, другие популярные винные гиды Италии применяют куда более упрощенную систему: 3 звезды у гида Veronelli, 3 бокала у Gambero Rosso.


· Джон Платтер с пятью звездами в его Guide to South African Wine, главном и неизменном с 1980 года гиде по винам ЮАР. Он свою систему трактует следующим образом: * очень ординарное, **для случайных возлияний *** хорошее повседневное вино, **** отличное, ***** превосходное.


Так что, убедившись, что мы не одиноки во вселенной, стоит хотя бы интегрировать отечественную "пятизвездочность" в паркеровско-саклинговскую "стобалльность". А там, глядишь, и до ТОП-100 российских вин однажды доживем.



Дмитрий Ковалёв